Cats-Warriors. Белые ходоки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cats-Warriors. Белые ходоки » Территории » Пустошь


Пустошь

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

П У С Т О Ш Ь
http://i63.fastpic.ru/big/2014/0608/c5/e6313612e803ff3f326534c0eb113ac5.png

Львиное племя славится своим умением выслеживать и ловить шустрых кроликов. А где водятся кролики? Преимущественно в поле, но в нашем случае - на пустоши. Она как раз является подножием очередного холмика, только вот этот холмик - самый низкий и маленький из всех, находящихся на землях Львов. Здесь, как несложно догадаться, чаще всего встречаются ядовитые змеи, и потому неопытных оруженосцев слезно молят сюда не забредать, обещая подобных смельчаков наградить ценными познаниями в ловле блох у старейшин.

0

2

начало игры.

    Все свои семь лун жизни ты почитаешь себя добровольным изгнанником мира сего. Все свои семь лун жизни ты рвешься прочь от материнских объятий и отцовских наказов, к которым позже, с посвящением в оруженосцы племени, примешивается и зычный глас твоего наставника, ни в чем не уступающий родительскому приговору.
Ты, юная и подобная пташке в золотой клетке, стремишься к мечтам высоким, но вместо желанного полета получаешь лишь удар поддых, опрокидывающий тебя обратно наземь. Удар, после которого с каждым разом тебе все сложнее встать и взлететь вновь.
    И тогда ты прячешься.
    Ты прячешься, точно ящерица, скрывающаяся от полуденных лучей солнца в каменной расщелине; смеешься в лицо тем, кто желает тебе лишь добра, подобно безумцу, видящему во всех и каждом лишь врагов.
    Ты, будучи не в силах довериться даже себе, с диким и необузданным ужасом отскакиваешь от собственной тени, так неуместно и столь неожиданно попавшуюся тебе на глаза, когда ты, несмышленый юнец, без пяти минут оруженосец, все-таки вырываешься из-под опеки старших, направляясь туда, куда обычно шествовать запрещают. Тебя влекут опасности и неизведанный мир, оттого-то нынче твой путь и пролегает через пустошь, где ты, медленно и аккуратно переставляя лапы, то и дело ойкая от собственной глупости, вдруг обуявшей твой мозг, упрямо, будто бы и не в силах прекратить, топчешь эту бренную землю, юркой ящеркой, в честь которой и была названа, скользишь вперед, несомненно, надеясь первой из учеников Львиного рода поймать безлапое, но опасное существо.
    В сей миг твое ослиное упрямство зашкаливает и, подпитываемое непомерной гордыней, перехлестывает через край, отчего адреналин в крови бушует лишь сильнее и только сердце, нет-нет, да испуганно ухнет, когда средь чахлой травы сверкнет серебристая чешуя змия, чей покой ты потревожила. То будет полоз или уж, стремительной тенью проскользнувший меж твоих лап, даже не взглянув на «поседевшую» со страху тебя, бессильно опустившуюся наземь и проклинающую собственную глупость.
    Сейчас тебе охота волком взвыть и напустить на мордочку свою истеричную гримасу, требующею к себе особого внимания матери и отца. Но вместо этого лишь встаешь на длинные и тонкие конечности свои и, раздраженно мявкнув нечто несуразное себе под нос, рвешься в бой: с уст срывается насмешливое клокотание, подбадривающее твой задорный, чуть было не погасший, дух будущего воина. Нынче ты – Забияка, коей была наречена еще при рождении своем. И нынче, именно в эту минуту, ты твердо решила словить для себя проклятого аспида, коим пугает матушка своих дитяток, желая сохранить им жизнь и уберечь от глупостей, подобных твоим.
    - Сдавайся! – Хохочешь ты во всю свою зубастую пасть и хитро щуришься, оглядывая местность пронзительным взором изумрудных глазенок.
     Ухмыляешься, когда в ответ слышишь лишь шелест трав и, принюхавшись, ступаешь дальше, статной поступью и гордой осанкой заявляя о своем яром и необыкновенном существе всякому, кто только бы посмел забрести на эти земли.
     Ты не скрываешься – тебе не от кого прятать свой образ. Ты лишь замедляешь свой шаг, когда ноздрей касается аромат иного зверя. Тогда ты хмуришься и вскоре все же замираешь, олицетворяя из себя задумчивого истукана, в душе которого боролись меж собою любопытство и разум, велящий развернутся и уйти. Но здесь, опять же, ты повелась на зов своего интереса, еще так недавно толкающего тебя вперед. Ты, скривив губы, остаешься на месте, ожидая продолжения сего действия со стороны пришельцы.
    Нынче – его ход, он актер, когда ты – зритель.

0

3

Был просто замечательный денёк для того, чтобы прогуляться на территорию соседей. Лёд никогда не относился к ним с уважением, однако и презирать он их не мог. Не смотря на то, что воители Тигриного племени относятся ко всем, кроме себя, с опаской и пренебрежением, в их поступка есть своя логика. Настали не лучшие времена для того, чтобы опускать лапы. Лучше быть всегда наготове, чем бездействовать. И юный воитель это понимал. Но то, что он собирается сделать сейчас, как минимум выходит за рамки воинского закона. Отчаянный поступок. Если кота поймают на чужой территории, куда он и собирается проникнуть, то без хвоста оставят. Или же, случится то, о чём котик даже боится подумать: он будет высмеян на совете и потеряет всё, что имел. Нет, такого Лёд допустить попросту не мог, а потому был уверен в своих силах и надеялся на лапы, что унесут его в тяжкий момент от места погибели.
Путь был недалёк. Коту придётся идти не один день, чтобы добраться до лагеря Львов. Но поход стоил того. Это были приключения, новые и неизвестные местности, животные, которых он раньше никогда не видел. В такие моменты воитель завидовал одиночкам, что не были привязаны ни к одному из племён. Свободные, как птицы, летающие в небе, они бродили по территориям, о которых Лёд даже мечтать не мог. Но и умирали они раньше. Этот мир таил в себе неисчислимое число опасностей. Многие погибали при глупых обстоятельствах. Поговаривают, что, то место, где стоит лагерь Тигров, всегда было окутано тайной и мраком. Точнее, то, что вокруг него. Там, за вершинами гор, по другую их сторону, в вечном царстве туманов, живут существа, ранее невиданные никому. Легенды прозвали их Белыми Ходоками, что несут смерть и не оставляют шансов. Сейчас Ходоками можно лишь испугать котят, но лёд прекрасно понимал, что они существуют. Смерть отца сказалась на котёнке, но то, почему же погиб воитель, один из сильнейших в своём племени – загадка. Быть может, это призраки гор, заблудшие души, что не могут найти выход в бесконечных лабиринтах горных тоннелей, или, быть может, это обычный заговор? Звёздам известен ответ, но говорить они его не спешат. Видимо, придётся подождать, чтобы узнать тайну.
И именно с такими мыслями кот покидал лагерь. Та дорога, что предстала перед ним. Она пугала и ужаса. Чего стоило пройти у Горного озера, чтобы окунуться в него. О нём тоже ходят дурные слухи. Словно бы, выплыть из него нельзя. Глупости, но пару фактов были. Многие рассказывали о нём странные повести. Впрочем, разве это сейчас было важно? Лёд даже помотал головой, чтобы согнать с ума всё то, что ему удалось придумать за несколько минут.
Он стоял у самого выхода из лагеря. Горный воздух щекотал ноздри, а мощные лапы, привыкшие круглыми лунами бегать по неровной земле были готовы отправиться вперёд, навстречу неизведанному. И вот, Лёд сорвался с места и бросился вперёд. Он бежал, успевая лишь переводить дух, чтобы проскочить незамеченным через территории племени. Его отсутствие, явное дело, заставит задуматься о том, куда же мог подеваться молодой воитель, но именно те байки, что придумал кот, спасут его в час допроса. Он надеялся, что всё обойдётся, но будет ли это так?
Лапы несли его дальше и дальше, не позволяя остановиться. Зачем? Впереди – простор, который ещё не видел отважный воин и, который, возможно, изменит его представление о том, что же творится за полосой гор, что были со всех сторон. Как стены, не пускавшие захватчика, но и не выпускавшие жителя этих мест. Единственной дорогой была Золотая тропа, единственный выход и вход с южной стороны. Исключением была лишь Дикая тропа, но даже безумец не рискнёт идти той дорогой.
А тем временем, до того момента, как Лёд пересечёт границу племени, оставалось совсем немного. Считанные метры и, вот, Лёд стоял за пределами родных земель. Даже воздух здесь был другой. Разумеется, кот частенько бывал со своим наставником на границе, но запахи были разными. Совершенно другой мир, удивительный пейзаж, подобно новой жизни! Это было просто бесподобно. Пустошь. Пусть перед котом открывалась лишь бескрайняя пустошь, он верил, что это лишь начало великого мира. Поговаривали, что где-то здесь, в величественных владениях ветров, есть пещера, что уходит глубоко под землю. Лаз, тёмный и беспросветный, как кромешная тьма. Туда не рисковали ходить даже самые отважные, ведь это приравнивалось тому, что пойти прямо в пасть к смерти, угодив под острые клыки.
И, таким образом, кот бежал, не теряя темп. Но ближе к вечеру силы воители оказались на исходе, а потому пришлось остановиться и устроить ночлег под звёздным небом. И вон там, где-то, словно пролитая вода из реки, показался белый, молочно-нежный путь. Лёд не знал, как он называется. Это была загадка для него. Однако кот верил, что именно по этому пути к нам опускаются духи предков, сами Звёзды сходят с небес, чтобы шепнуть что-то врачевателям. Даже в горах эта огромная полоса была видна так хорошо, что уснуть порой было тяжело. Заглядевшись на неё, сомкнуть глаза, казалось, невозможно. Но этот день слишком вымотал молодого кота, чтобы тот сопротивлялся сну. И уже спустя несколько минут, юный Тигр скрутился калачиком и мирно заснул, не нарушая прекрасную тишину этого мира.
И с первыми лучами солнца воитель был снова на лапах. По-прежнему окутанный состоянием дрёмы, он лишний раз улыбнулся солнцу, радуясь очередному прожитому дню и тому, что настал новый. Путь его был нелёгкий, но сдаваться было нельзя. И снова бросившись в путь, Лёд не думал о том, что его может ждать. Он просто думал о том, как же это прекрасно, путешествовать.
Лишь голод сумел сломить непоколебимый дух воителя, напомнив о том, что он не всемогущ. Пусть лапы у кота и были мощными, о желудке этого сказать было нельзя. Он мало ел, чтобы оставить некоторую часть добычи соплеменникам. Стараясь не разорять Тигров, юный воитель брал в минимуме. Он не мог определиться с тем, будет ли он охотником или же бойцом, но задатки были ближе к первому. Видимо, таковым он и станет. И сейчас было самое время, чтобы отточить свои навыки на практике. Местность здесь дикая, а потому можно ловить столько дичи, сколько душе угодно, но и набивать брюхо слишком плотным завтраком нельзя, иначе бежать будет попросту невозможно. А ещё и солнце палило. Невыносимая жара, которую могла остановить лишь вода… Вода! Она была прямо перед Льдом. Стоило ему лишь немного пробежать вперёд, как кот увидел, что прямо перед его глазами находится река: некогда мощная, он узнал в ней ту речушку, что берёт своё начало в горах и здесь перерастает в могучее озерцо с кристально-чистой водой. И удобно усевшись, чтобы попить, у Льда едва ли не отвалилась челюсть. Взглянув внутрь, словно бы в глубину озера, он понял, какой прозрачной может быть жидкость. И утолив жажду, кот принялся охотиться, выискивая свою добычу. Под лапу не попадалось ничего, кроме мелких насекомых, что ползали то тут, то там возле воды. И вот, незнакомый звук доносится до ушей кота, заставляя проворное тело двигаться вперёд, минуя своё спасение у воды. И он идёт, поддавшись искушению и любопытству. Чужие земли всегда были и будут запретным садом, чьи плоды сладки как мёд.
И этот голос, что не так давно прозвенел на всю округу. Кот услышал его, как услышал и то, что здесь кто-то есть. Он идёт вперёд, гордо подняв голову, показывая своё превосходство над всем, что может здесь обитать. На встречу со Львами Лёд не надеется, слишком опасно, но все остальные жители пустоши – ему не ровня. Секунда. Перед котом предстаёт прекрасная и робкая кошечка, что смотрит на него не самым добрым взглядом.

Отредактировано Лёд (2 Июн 2014 16:28:12)

+1

4

...Ветер бьет по твоей морде, заставляя щурить раскосые глаза бледно-зеленых оттенков. Треплет буро-полосатую, местами свалявшуюся шерсть. Не чувствуешь холода едва вступившего в свои права дня, что из-за близости реки пробирает до костей. Взамен сему ты, замерев, внимаешь роптанию Ветра, знающего больше твоего. Ты слышишь Его ехидные замечания и придирки к твоей горделивой личности, со снисходительной улыбкой на лукавых устах снося каждую из них, ибо средь колких фраз и насмешек звучит отчетливо одно лишь слово: иной.
    Иной. Оно, то слово, подобно буре мечей, обладатели которых схлестнулись в ярой битве. Оно подобно звону сердца пылкого любовника, готового умереть ради услады во благо ближнему своему. То заветное слово, что произнес седой Ветер, завораживает тебя, заставляя покачнутся и сорваться с места, забыв про то, для чего ты сюда пришла. Оно очаровывает твой мозг, порождая первые благоухающие ноты праведного и истинного гнева: ты на подсознательном уровне понимаешь, что тот, кто забрел на земли твоего родного племени, чужак и враг, незваный гость, позволивший себе вольность, а может быть, даже и охоту.
    Ты рвешься вперед, стремительной стрелой спеша к месту вашей скорой встречи, точно влюбленная кошка, жаждущая любви и ласки. Но то – отнюдь не порыв проснувшейся было любви. То – поведение озлобленного зверя, желающего битвы и пиршества над телом поверженного врага. Сейчас, в твоих инстинктах, заявили о себе сокрытые от постороннего взора эмоции собственника, что свойствен каждому, кто хоть отчасти, но дорожит своим домом и не желает с ним расставаться, во что бы то не стало.
    Петляя меж златой травы пустоши, ты походишь на ящерицу, попавшую в лабиринт и теперь спешащую на свободу. Мышцы твоего тела напряжены до предела и при каждом резком движении сквозь шкуру проглядываю кости, будто у дьявольской гончей Аида, посланницы Цербера. Хвост-плетка бешено бьет по тощим, впалым бокам. Ты пригибаешься к земле, жадно хватая пастью воздух и, щуря зеленые, полыхающие недовольным огоньком, глаза.
    Отталкиваешься лапами от очередной коряги и уже в прыжке выходишь на него, актера, едва успевая затормозить и не нарваться на когти того, кто в несколько лун был старше тебя. Взамен драке ты пригибаешься к земле, оголяя клыки свои в ехидной ухмылке бешеного пса, требующего объяснений этой наглости, что повлек за собой чужак – воин Тигриного рода.

Отредактировано Ящерка (2 Июн 2014 17:03:05)

0

5

- Воительница Львиного племени, – гордо проговорил Лёд, внимательно глядя на кошку. - Как тебя зовут, кошка? – не смотря на то, что слышал кот и Львах, поведение кошки было совершенно другим.
Оно было больше похоже на оборонительный инстинкт Тигра, однако юный воитель не сказал ни слова. Он лишь продолжал рассматривать кошечку, постепенно начиная обходить её по кругу. Картина была похожа на двух хищников, что вот-вот готовы напасть друг на друга, и сейчас исполняют что-то вроде ритуала перед тем самым нападением. Но вот только, именно сейчас… Это была совершенно другая сторона событий.
Воитель лишь наблюдал за поведением кошки, пытался понять, что же она сделает: бросится на него, не смотря на то, что Лёд в несколько раз больше и старше кошечки, или же будет выжидать? Он даже сел, чтобы не пугать оруженосца. Зачем ему это? Он гордый воитель, который пытается остаться незамеченным, а не заявить о себе на всю округу. Да и если здесь оруженосец, то…
- Ты гуляешь вместе со своим наставником? – кота словно озарило. Как он мог так просчитаться, чтобы оказаться в элементарной ловушке? В конце концов, он должен появиться здесь, если только кошечка не обладает бурным характером. - Или ты одна? – оскалившись, усмехнулся кот и хотел было зайти за спину молодой ученицы, чтобы не позволить сделать ей резких движений, но передумал, всё ещё размышляя над тем, с кем же эта молодая особа пришла сюда.
Мощный порыв ветра ударил ему в лицо, принеся с собой пыль и песок пустоши. На секунду воителю даже пришлось пригнуться и опустить голову, чтобы аккуратно убрать лапкой всё то, что на несколько секунд ослепило его. Будь это схватка, такого бы хватило, чтобы попасть под удар соперника. Но и даже так. Лёд не мог видеть, что делает кошечка, а потому не знал, на что рассчитывать. А песчинки никак не хотели убираться с глаз, из-за чего кот просидел ещё лишнюю минуту, нагнувшись, пытаясь что-то предпринять.
Хвала, ему это удалось. Злосчастные соринки наконец были удалены, но глаза всё ещё слезились. Из-за этого кот не мог видеть нормально, однако, старался не показывать этого, сохраняя умный вид и философскую мордочку. Он решил начать разговор, чтобы не привлекать к своей персоне внимание, которого было оказано слишком много.
- Лучше расскажи мне о том, как тебе живётся на этих землях, – кот с недовольством оглянулся и поморщился при очередном виде пустоши. - Тяжело ли тебе быть воительницей Львиного племени? Ты ведь воительница, правда? – Лёд был похож на актёра, что играет перед публикой. Он спрашивал глупость, зная правильный ответ, но тем самым он пытался найти подход к молодой кошечке, похвалить её лишний раз, быть может, даже смутить. - И не бойся меня, – воитель лёг на землю в знак того, что не несёт угрозы. Перевернувшись на спину, молодой Тигр внимательно наблюдал за тем, как поведёт себя Львица в дальнейшем, ведь он явно дал понять, что не несёт угрозы. Хотя, и добра от этой наглой улыбающейся мордочки ожидать было нельзя.
Но как это было приятно: лежать на земле, чувствуя, как каждая часть твоего тела отдаётся этой превосходной земле. И каждая клеточка чувствует те лёгкие прикосновения ветра, готовые искусить тебя, заставить остаться здесь, не позволяя уходить. Манящее чувство. Всё-таки слова, что были сказаны Льдом пару минут назад касаемо земель – ложь. Ему здесь нравилось. Скорее, то было лишь для вида. Не каждый день есть возможность увидеть подобные пейзажи. Может, кому-то они и надоели, но воитель умел ценить прекрасное. В горах всё одно: камень на камне, гора на горе. Здесь есть хоть какая-то радость для глаза. Несомненно, жители этих мест думают совершенно иначе, хотя, кто знает?
Лёд не хотел вставать. Ему было комфортно. И те горячие огненные лучи солнца, что грели его тело. Казалось, они с лёгкостью могли бы растопить весь холод в его сердце, будь чуть горячее. Вено говорят, что жители Севера обладают куда более спокойным и рассудительным характером, чем любители лета, Южане. Даже эта кошечка. Он была такой активной и, наверняка, весёлой. Кот не мог сказать точно. Он понятия не имел, что же она представляет из себя, но интерес к молодой особе окутал его. Глупо, когда взрослый воитель интересуется такой мелочью, но, тем не менее, не исключено. Но пока что кот не счёт это ни за что иное, как за свою невинную шутку. Он понимал, что обладая внушительной внешностью, может легонько подшутить на малышкой, играя на чувствах. Хотя, он и не знал, удастся ли ему такой трюк. Впрочем, хотелось бы.
И вот, встав, Лёд вытянулся во весь свой рост. Он понимал, что не внушает страх, но что касается величия, то в этом котик даже не сомневался. Отряхнувшись, он привёл в порядок шерсть, демонстрируя себя милого. Не сказать, чтобы он был эгоистом, но и добрым его нельзя было назвать. Преобладающий талант ко лжи раскрывался во всей красе, как цветок, что вот-вот достигнет пика своего цветения. Льду было разрешено даже оруженосца себе взять, невзирая на юность.
Интересно, что будет дальше? – профильтровав в своей голове следующие слова, кот вновь сел, следя за тем, как же поведёт себя юная красавица.

0

6

…Ты не скрывала своего интереса к его персоне: взор твоих очей, подобный взгляду ненасытного существа, скользил по очертаниям его, оценивая и переоценивая стан незнакомца, рассуждающего о «великих» речах мира бытия, точно актер, играющий на сцене Сатане.
    Завороженная его словами, ты не решаешься нарушить повисшей над вами тишины, будто бы и боясь спугнуть те едва ли уловимые очертания мимолетного вдохновения, что явило себя в лике пришедшего, лишь молчишь и сильнее прижимаешься к земле, кривя уста свои в озлобленной гримасе, где спрятан искусно прикрытый испуг совенка, выпавшего из родительского гнезда.
Та крепость, в которую ты уверовала еще с рождения своего, вдруг оказалась разрушенной лишь одним нелепым шагом Тигриного воина, явившего себя на эти земли столь внезапно и дерзко. Оттого и вызывающего в твоей душе отголосок слабого восхищения, в сей же час порабощенного язвительным ехидством былой Забияки, вздрогнувшей, словно ее окунули в холодную прорубь, и распрямившуюся во весь свой немалый рост, на радость Ветру, захохотавшему средь бледной зелени пустошей.
    - Мое имя Ящерка, - Глаголешь ты свое имя, пронзая собственные уши столь непривычной сталью, внезапно звонко звякнувшей в твоем голосе и исковеркивавшей ту тишину, которой ты недавно смела наслаждаться. Хрустальный вакуум их, тишины и безмолвия, рассыпался на мириады крошечных осколков, оповестив о себе неуловимым щелчком кузнечика, вдруг застрекотавшего в траве и привлекшего твое внимание: дернувшись было в сторону, ты недовольно сморщила рожицу, вновь и вновь признаваясь себе в том, что лишь в тишине ты была вольна принять здравое решение, почти что угодившее в сети твоего разума, но теперь безвозвратно утерянное. Ты вновь признаешься себе в собственной невнимательности, а после, обращаешься к незнакомцу, порядком раздражающего тебя своей наигранной непринужденностью и тем сарказмом, что, как думалось тебе, сквозил в его речах:
    - Мне всегда зналось, что кролики глупы, но мне никогда не думалось, что Тигриный прихвостень окажется глупее добычи и забредет на чужие земли, - Сощурившись, ехидно замечала ты, меж тем, словно бы невзначай, еще ближе подбираясь к серому коту, будучи уверенной в неверности того представления, которое разыграл твой собеседник, явный любитель «покрасоваться».
    Вздохнув, ухмыляешься.
    И вновь себя проявляет гудящая тишина, прерываемая лишь твоим дыханием и рокотом юного сердца, подобного рыжему фениксу, возродившегося из пепла бренного и ничтожного страха, так недавно обуявшего твое сознание, но теперь изгнанного прочь непоколебимой уверенностью и решительностью действий.

0

7

- Ящерка… – воитель повторил имя, словно бы пробуя его на произношение, выделяя каждую букву. - Хотел бы я узнать, откуда ты получила данное прозвище,  - не смотря на все свои глупости, кот старался выглядеть убедительным и спокойным.
Он любил пошутить, насолить, но при разговоре старался сохранялся нотку льда в голове, чтобы соответствовать самому себе. Если бы кот заговорил иначе, это была бы самая настоящая измена. Да и вообще, при контакте с кем-либо воитель предпочитал больше узнавать о своём оппоненте. Для него так было проще. Пусть и выглядело это всё глупо, но действия кота были верны. Он узнает свою жертву, своего потенциального врага, а затем просто медленно и аккуратно затягивает в сеть, свою ледяную паутину, из которой нельзя выбраться. Именно поэтому при разговоре со Льдом стоит следить за своими словами и болтать лишнего, чтобы в один прекрасный день ваши слова не обернулись против вас.
Но прервавшись от рассуждений и расспросов, зверь внимательно разглядывал новоявленного оруженосца. Да, она была молода, даже очень. Красивая и молодая. Опасная. Она была Львицей. Гордой, но молчаливой. Её голос был звучный, слова внятные. Сталь, что бывает лишь на острие валирийского клинка. Оно несравнимо ни с чем, как и то, что сейчас услышал Лёд. Ему не привыкать к подобному, ведь множество воителей Тигриного племени зачастую использую такие нотки, чтобы казаться могущественнее и сильнее, наводя ропот на других. Но никогда воитель прежде не встречал такого острия в словах. А ведь кошечка не продолжила. После этого она замолчала, наблюдая за глупым поведением кота. Наверное, со стороны это выглядело весело. Но, тем не менее, на уме у голубоглазого пройдохи появилось несколько незаурядных мыслишек. Он встал, как и полагалось, чтобы ответить на очередной ряд слов, донёсшийся со стороны оруженосца.
- А мне всегда казалось, что Львы ценят свои жизни, а не рискуют ими. Твоё отношение к воителям оставляет желать лучшего, – глупости, которые минуту назад творил кот, словно бы и не происходили никогда. Теперь он снова был в своём репертуаре: строгом и требовательном.  - Это просто неприемлемо для такой юной леди, – Лёд даже умудрился показать клыки, растягивая последнее слово, с лёгким шипением произнося его звуки. Он решил прочитать кошечке пару нотаций. - Пожалуй, мне придётся спросить ещё раз: кто твой наставник? Точнее, чему он тебя учит? – воитель снова шикнул, выражая недовольство.
Он ожидал другого отношения к своей особе. Но то, что кошечка оказалась на пару шагов ближе, ему удалось заметить без лишних хлопот. Наверняка, это произошло во время того, как Лёд валялся на земле.
Достойно, – подумал Тигр, оценивая расстояние между ними. Тихо, незаметно, бесшумно… Она не похожа на оруженосца, – Лёд встал, вытягиваясь во весь рост. Ему надоело сидеть на месте, и периодически собирался разминать лапы, чтобы те не затекли, на случай, если придётся убегать. И тогда он решил подойти к своей оппонентке ближе, сокращая расстояние. Что же ты будешь делать сейчас? – задал он вопрос сам себе, лишь коварно ухмыляясь. Тебе сейчас некуда бежать, пусть я гость на твоих землях. Я здесь чужой, но быстрее и сильнее, чем ты можешь думать. Я разыгрываю историю, частью которой ты станешь. Интересно, каково это, окажется в такой ситуации? – кот мечтал высказать все свои мысли вслух, но не решался. Это было агрессивно с его стороны, хотя представляло собой лишь интерес. Однако, никто не мог застраховать его от неверного мнения со стороны.
Но повисшая тишина заставила его передумать продолжать свои величественные высказывания. Она напрягала, сжимала и удушала. Лёд всеми силами хотел выудить из кошки лишнее словечко, за которое можно было зацепиться, чтобы начать разговор, но пока что ему это плохо удавалось.
- Глядя на тебя, у меня происходит чувство, что ты либо глупа, либо слишком замкнута в себе. Спокойная, даже слишком. Зачем тебе такой быть? Все, чья лапа хоть раз ступала на земли Львиного племени, утверждали совсем иное, совершенно не то, что мне приходится видеть. Но… Ты странная, знаешь? Своим молчанием ты привлекаешь интерес к себе, и пока ты будешь вести себя так, я не отстану. Во всяком случае, тебе придётся звать подмогу, чтобы я отвязался от тебя, – Лёд и вправду пытался завести беседу.
Верно сказано, что интерес к кошечке был, здоровый интерес, в нормальных целях. Она слишком мала, чтобы у воителя могли возникнуть другие мысли, однако он не раз глядел на неё, представляя, какой сие особа может быть в своём расцвете. Наверняка, она станет прекрасной. И её палевая грудка. Чем не красота?
А тем временем ветер снова стукнул кота в лицо своим очередным порывом. И снова он принёс с собой уйму песка и пыли, подобно тому, что носится в пустынях. Он был сухой, хотя от воды было недалеко. Но Льду повезло на этот раз. В глаза ему ничего не попало, он успел их вовремя закрыть и, почувствовав, когда волна с соринками пройдёт мимо, снова открыл их. Риск, но оправданный. Хотя, наставник оруженосца так и не появлялся, что наводило на определённые мысли.

0

8

И ни единый мускул не дрогнет на твоем лике, покуда ты, уверовав в свои слова, твердо стоишь на всех четырех лапах. Ты подобна Горгулье, водрузившей свое костлявое тело на навес Собора Парижской Богоматери и теперь хранящей покой серого люда холодом льда, что глухо звучит в тех жарких и пламенных речах, канувших в Безмолвие мира и хохот Ветра, скрежетом металла ударяющего по твоим ушам. Они толкают тебя в спину, заставляя поддаться буре эмоций, тлеющих в сокрытых от постороннего взора глубинах души; броситься в бой и ценой своей жизни прогнать нарушителя прочь, подобно псу, загнувшему в тупик кролика, но вместо этого, ты остаешься на месте, испепеляя хладным взглядом старшего и являя ему свое горделивое упрямство во всей красе: еще мгновение, и ты разрушаешь повисшее молчание, со снисходительной насмешкой опровергая его стан воина:
    - А смеешь ли ты зваться воителем, когда хвастливо показываешь на себя? Достойно ли явиться было сюда и не назвать своего имени? Странна ли я, когда странным являешься ты, нарушивший границу в поисках приключений и теперь равняющий каждого под одну мышиную шкуру? – Слащаво шепчешь ты, под маской ехидства и высокомерия искусно скрывая свой необъятный страх, стальной стрелой пронзившей твою жажду жизни, когда ты едва сумела осознать свою ничтожность перед картами судьбы, столь жестоко рассмеявшуюся тебе в лицо.
    От мыслей о том ты лишь морально содрогаешься, не смея и не желая показать чужаку своих помыслов. Они – твои и принадлежат лишь тебе. Они твоя слабость и вместе с тем сила. Буйство клинков в стремительном танце варваров, сошедшихся меж собою в смертной битве, где каждый стремится лишней минутой смерти подарить себе жизнь: игрою слов, где каждый жаждет оставить последнее за собой.
    То игра. И ты следуешь этой игре, что была предложена тебе чужаком, но лишь едва ли уловимо меняешь правила, пользуясь случаем и рывком наскакивая на него, пока того никто не ожидал. Тебя, признаться честно, не гложет понимание действительности. Лишь где-то в потаенных уголках юного сердечка пташкой в клетке бьется мысль о твоем проигрыше, что все-таки заставляет тебя остановится: чуть было не столкнувшись с ним нос к носу, ты замираешь, беззлобно щелкнув зубами и язвительно оскалившись, ожидая реакции Тигра на атаку, сполна пропитанную ложью.
    Внешне высокомерная и неприступная, ты дрожишь от ужаса перед велением случая, должного в эту секунду разыграться перед взором твоих хитрых очей, сверкающих вдумчивым интересом.
    А седой Ветер лишь хохочет и с очередным своим порывом, подхватывает горсть пыли, кружа ее в немецком вальцере и словно бы нарочно, с диким свистом, направляет ее на твои глаза, заставляя так некстати зажмурится и скривиться, когда сотни песчинок начнут скрежетать на твоих недавно оголенных клыках.

0

9

<- Мост

Ненавижу равнины. Втер, лижущий твои бока, пустынные и голые поля, расстилаться в разные стороны на тысячи и миллионы лисьих прыжков. Было довольно страшно затеряться здесь, среди холодной и безжизненной пустыни, так и не найдя выхода. Страшно.
Но, не за этим я сюда пришел, а конкретно не для сетований на судьбинушку, а за кроликом. Да, но больше не за столько самим кроликом, а за бегом. Я люблю бегать, ужасно люблю, до детского восторженного крика, вырывающегося из горла. Ведь бег – единственное, чем я владел в совершенстве, нагоняя даже самых быстрых зайцев. Но давно я не практиковался и именно поэтому-то и пришел сюда, надеясь на свежатину и на «размять мышцы».
Непонятный запах сухости витал кругом, а хоть и горячий, но все же не вполне приятный ветер проникал под шерсть, поднимая ее и щипая за кожу. Неприятное чувство. Но в ветре был плюс: он переносил запахи. Вот и сейчас, принюхавшись, я  учуял запах крольчатины где-то неподалеку а потому, максимально прижавшись животом к земле и скрываясь в свежей траве, медленно двинулся по направлению к кролику. Нет, я не собирался заставать его врасплох и прыгать, нет, я хотел спугнуть его, а затем побегать, сбрасывая все свое напряжение.
И вот, однако мои чувства не подвели меня, именно поэтому вскоре я смог различить бурую тушку, копошащуюся в траве. Ну, подними свою голову.
Я, как истинный хищник, затаившийся в кустах, глядел на почти загнанный почти обед расширенными от азарта глазами. Точно по команде моя цель встрепыхнулась, принюхалась, а затем… дала деру. Реакция моя была быстра и молниеносная и, выскочив из собственного укрытия, я понёсся вперед. Лапы мои перемещались с неимоверной быстротой, и мне самому казалось, что я уже не касаюсь подушечками лап земли, а скорее лечу, расправляя невидимые крылья. Опьяняющее чувство восторга и нарастающее желание поймать обладателя мелькающего впереди меня хвостика, что довольно проворно улепетывал, успевая заворачивать.
Глупый, пытается запутать меня. Ну, уж нет, сегодня я не собираюсь тебя отпускать.
Эта беготня нравилась мне, а потому она могла радовать меня и не наскучить весь день. Только вот и мышцы мои не железные и никак не дыхалка. Чувствуя, как зайцем стучит мое сердце, я было подумал, что пора прекращать все эти салки с едой, а потому принялся ритмичнее перебирать лапами, пытаясь укоротить расстояние, разделяющее нес с ушастым. Но, похоже, не я один начал сдавать и вот уже кролик бежал все медленнее, не так, чтобы уж совсем полз, но былого азарта не было. Неужто сдался?
Самой сложной частью являлось поравняться с беззащитным, и, сшибая его с лам, накинуться. Ха-ха, скажете просто? Точно не для кота, путающегося в лапах даже при ходьбе. Но требовалось собрать все свои скудные силы в кулак и приноровиться. Мне нужен этот кролик!
И вот я, делая последние рывки, приближаюсь к добыче, учащённо дыша и хрипя что-то под нос. Лишь один прыжок, только бы не промахнуться. И вот, стремительным и гордым прыжком я преодолеваю оставшееся расстояние, врезаясь и сшибая мою дичь с лап. Нет, друг, тебе не подняться. Я из последних сил прижимаю истошно бьющегося в моих лапах кролика и, наслаждаясь сие моментом, впиваюсь острыми клыками в нежный загривок и одним острым укусом добиваю дичь.
Еще пару моментов она трепыхнётся, ну а потом и вовсе затихнет в моих объятиях а я, лежа на земле, буду упоенно наслаждаться этим мгновеньем и щемящей радостью, расползающуюся по теле. И плевать, что мои мышцы уже завтра будут нещадно болеть и я, возможно, не смогу даже ходить, но ведь важнее то, что происходит «сейчас», а никак не потом.

Куча с дичью

Отредактировано Лютик (17 Июн 2014 09:08:24)

0

10

Ракитник в который уже раз шла в пограничный патруль и ей слегка поднадоело сие будничное занятие. Поэтому сегодня Ракитник решилась взяться за грандиозную охоту, а не терять время попусту. О дааа, черт возьми, Ракитник разнесёт тут всё, в поисках любой добычи. Хотя, нет, не любой, она пришла сюда за одной целью - за упитанным шустрым кроликом.
Сильный и сухой ветер потрепал шерсть воительницы Львиного племени и она поёжилась от удовольствия. Ракитник прикрыла веки, всем своим высокомерным видом показывая, что хозяйка тут она и никто больше.
Травень даёт о себе знать. - мысленно сказала она себе, поднимая морду к небу, затянутому тучами серовато-платинового цвета. Мдаа, прощайте прохладные деньки. Было приятно познакомиться.
Ракитник со свистом махнула хвостом в сторону буйства трав. Она уже было собрался пойти вплотную к поросли, чтобы попробовать найти дичь, как услышала птичий гомон. Вывернув шею и подняв морду на одно из деревьев, Ракитник принюхалась и замерла. Там, на нижнем ярусе ветвей, сидела маленькая птичка красно-серого оперения. Чечевица...
Ракитник прищурилась и вжалась в землю. Она медленно подкралась к соседнему растению от дерева, где сидела птица, и, стараясь не выдать себя еле слышным скрежетом когтей, прыжком заскочила на самую низкую ветку. Ярко-красное оперение светилось перед глазами... Ракитник представила план охоты. Опоры для приземления после прыжка не было, поэтому придется скинуть птицу с ветви. Сконцентрировав всё свое внимание на маленьком красном пятне, воительница прыгнула на птицу, зацепилась задней лапой за ветку, на которой ранее сидела чечевица и перелетев через голову упала на землю, придавив при этом чечевицу. Слабо пискнув, птица затихла. Видимо своей массой Ракитник сломала ей хребет. Ну, так даже легче. Встав с бедной красной птички, Ракитник всё же перекусил шею добыче. На всякий пожарный. Задняя лапа, которой она задела ветку кровоточила, но то были мелочи. Терпеть можно.
Ракитник по-маньячьи улыбнулась, обнажив острые клыки. Всё-таки Фортуна знает о существовании Ракитник. Это было только на руку, ибо долг племени всё-таки надо отдать. Вырастило, всё-таки. Тем более сейчас, когда помощь требуется от каждого воителя, будь то бездарный оруженосец или просто супер-воин и охотник. Сейчас пропитание нужно было искать любым способом, но самое главное - это не попасться. Воители исчезают... Ракитник покачала хвостом из стороны в сторону, кинув мгновенный взгляд на стремительно темнеющее небо. Ещё максимум час - и земля погрузится во мрак. Глаза Ракитник полыхнули красным. Ночь - замечательное время для прогулок...
Ракитник прищурилась. За тучами не было видно звёзд, а луна ещё не вступила в свою силу. Этот момент, самое темное время суток. Когда ночь ещё не вступает в свои права - а вечер ещё воют за территорию. Звёзды не светят, их попросту не видно - небо затянуто тучами. На землю опустился сумрак, предметы потеряли четкие очертания и превратились в неверные тени, которые, казалось, были живыми. Было такое ощущение, что сейчас идёт непримеримая борьба света и тьмы. Тени пытались протянуть свои тёмные щупальца, пытались захватить всё пространство, исконно принадлежащее дневному свету

Отредактировано Ракитник (20 Июн 2014 22:46:16)

0

11

23.06-29.06
охотничий патруль:
Дайсы на неудачную охоту : тут

===Начало игры===
С самого утра Бабочка была полна энергии. Ведь сегодня  она идет в охотничий патруль. Для Бабочки это очень волнительно, ведь это её первый охотничий патруль. Ну и тем более она идет туда с Лютиком, и Светозара рядом не будет. Так что полагаться надо лишь на свои силы и, конечно же, показать чему её научил наставник. Это было очень важно. И так сейчас ученица вместе с воителем направлялись к пустоши.
– Так. Соберись! Все будет хорошо, ты еще потом вернешься в лагерь с добычей. – довольная ученица переполненная энергией бежала впереди. И казалось, что ничего сегодня не сможет испортить этот день. Как же она ошибалась…
До пустоши кошечка и воитель добрались довольно таки быстро. Теперь оставалось только учуять дичь и, конечно же, её поймать. В принципе ничего сложно, так что Бабочка уже была готова ко всему.
- – А теперь вспоминай все, что тебе говорил Светозар. Вначале надо учуять дичь… Ну или взять след. – вспомнив, что надо делать трехцветная ученица принялась за работу. Втянув  в себя воздух, Бабочка попыталась уловить запах добычи, но все безуспешно. - Что, же за напасть такая? Такое ощущение, что все звери здесь вымерли.
В какой-то момент кошечке захотелось просто опустить лапы и пойти домовой, но все-таки, раз пришла значит надо работать. Тем более подать в грязь лицом перед Лютиком не хотелось. Так что хочешь, не хочешь, а хотя бы  выследить кого-то да надо.  Настроения не было, поэтому все пришлось делать через силу. Но тут, Бабочка уловила чей-то запах, как показалось ученицы, это была полевка. Довольная собой кошка взяла след. И так спустя небольшой промежуток времени Бабочку увидела ту самую полевку. Сейчас глупенькое существо сидело и грызло зернышко. Ученица, в это время, пригнулась и аккуратно стала приближаться к добычи, но из-за не внимательности кошка наступила на веточку, её треск спугнул полевку, и та побежала в сторону своего логова. Бабочка недолго думаю, кинулась вдогонку. И уже почти поймала эту негодницу, как вдруг её лапу пронзила резкая боль.
– ААААААААА! – закричала трехцветная кошечка и скрючилась от боли. Взглянув на лапу, кошка ничего не увидела, только кровь, которой было достаточно много. – Ох, мне надо бы навестить Стрекозу…
Прошипела Бабочка и еле-еле поднялась на лапы. Хвала Звездным Предкам она поранила заднюю лапу, так что на своих трех она с легкостью сможет добраться до пещеры целительницы.
– Отлично поохотилась! – фыркнула про себя кошка и направилась в сторону лагеря.
===>Пещера целителя

0

12

Охотничий патруль за 23.06

Вся моя голова была забита непонятно чем. Какими-то мыслями, образами и действиями, я не мог толком сосредоточиться на охоте. Было ли мне тяжело? О, не то слово, меня чуть паника не охватила, стоило только заслышать о болезни брата. Как же так? Он ведь должен был еще меня пережить, со своими-то девятью жизнями. А тут такое. Я фыркнул, отгоняя навязчивый образ. Я пришел сюда на охоту, развеяться и отвлечься, главное отвлечься, от этой навязчивой идее. Рано его ещё хоронить, может последнюю свою жизнь он проживет долго и счастливо? Фыркаю. Ха-ха, так я сам себе и поверил.
Застываю, чуя запах какой-то птицы. Кажется, на горизонте появился лесной голубь, а  упускать такого прекрасного шанса нельзя. Я затаился, ну а для пташки меня просто нет. Облизываю пересохшие губы, чуть отводя заднюю лапу назад – для более удобного прыжка. И, как по закону жанра, с громким шелестом что-то позади меня издает этот звук. Голубь встрепенулся, глянул в мою сторону и с громким курлыканьем унесся ввысь, лишь только громко и отрывисто доносились хлопки его крыльев. Чудесно. Выпрямляюсь, раздосадовано отмечая неблагополучное место крестиком. Никогда не буду тут охотиться. Втягиваю носом воздух и разворачиваюсь спиной к проклятому месту. Нужно еще раз попытать удачу.
Видно, что боги были на моей стороне, потому как я сразу узрел кролика, который спакойненько пасся себе, выщипывая пожелтевшую, прошлогоднюю траву. Норы были чуть северней от меня, а кролик, напротив, в другой стороне, значит нужно гнать звереныша от нор, а не наоборот. Медленно и почти бесшумно отползаю, останавливаясь в паре метров от зверушки. Попался, милок, теперь-то тебе не забиться в норку. Беги!  Выскакиваю из своего укрытия в виде небольшой горки, и сразу набирая скорость. Кролик отскакивает в сторону, шевелит ушами. Но реакции ему не занимать – быстрым петляющим шагом он понесся вперед, сам себя отгоняя от спасительных норок. Но я тоже не лыком шит, а потому бежал следом, так же проворно перебирая лапами. Это приятное ощущение детского восторга, когда ветер шумит в ушах, когда шерсть трепещется на ветру. Восторженно ухмыляюсь, с каждым ловким шагом приближаясь к добыче. Коронные три шага – я делаю вперед два мощных выпада, не теряя скорости, и на последнем сильно отталкиваюсь лапами от земли, тяжело взвиваясь вверх. Кроткий полет и я приземляюсь. На добычу? Хм, не тут то было! Я мажу и приземляюсь чуть левее,  а кролик кидается в другую сторону. Какой промах! Я закатываю глаза, но не расслабляюсь и, вытянув лапу, цепляю добычу, рывком притягивая к себе. Нет, его упускать я не побирался. Пара скованных движений – приятное ощущение трепыхающегося тельца под моими сжатыми клыками. Пару секунд хватает на то, чтобы выпустить из серого зверька жизнь, а дальше по старому принципу. Забросать землей и отправиться на поиск новой жертвы.
На этот раз жертвой номер три стал грач. Знаете, я радовался как ребенок, увидев вороную птицу. Мать всегда говорила, что именно грачи на своих крыльях приносят весну, а я радовался как ребёнок, увидев одну такую пташку. Главное с вороной не перепутать, а там уже не важно. И вот, притаившись, я дожидался удачного момента для показа блестящих навыков птицелова. Как говорится, все могём и все умеем! Усмехаюсь. Ну вот, пожалуй и хватит. Прижавшись к земле, я отталкиваюсь задними лапами, взмывая в воздух и молниеносно нападая на ничего не подозревающую птицу. Момент и та трепыхается в моих лапах, а в последующий момент просто затихает. Хватит? Нет, отчего же, нежели так фартит?
Лес всегда одинаков внутренне, даже если он холоден и неприступен как зимой, или весел и радушен как летом – лес всегда один. Тут я знал каждое деревце и кустик, потому как бывал тут тысячи и тысячи раз. Он не менялся с моего глубокого детства, он всегда был одинаков.
Прислушиваясь к посторонним звукам, я ничего не чуял. Совсем. Было тихо и как-то чересчур безмолвно, словно все враз решили сбежать отсюда. Ни следа мышки или полевки, чего уж и говорить о более крупных зверях? Звездное племя, даруй мне удачную охоту! Безмолвная молитва, должно быть, была услышана, когда в сотый раз прочёсывая лес. И-таки учуял след. Не костлявой мышки, а целой пернатой! Теперь осталось только не сбиться и не упустить из виду. Шаг за шагом по цепочке из лап, осторожно и бесшумно, чтобы в случае чего не спугнуть добычу. Всем корпусом прижавшись к земле, я беспрепятственно шел вперед, огибая пни, старые коряги и внимательно смотря под лапы. Только бы столь нужная цепь не оборвалась, только бы не…
Я так и замер на месте, разинув пасть. Прямо передо мною металась куропатка, ища что-то. Странное дело, встретить такое сокровище в это время года, но я особо не заморачивался, думать было просто-напросто некогда. Разинув пасть, я втянул столь сладостный запах свежатины, чувствуя, как учащается дыхание и тяжело бьется сердце, гоняя по телу холодную кровь. Сосредоточенность была на пределе, от напряжения покалывали лап. Собравшись всем корпусом, я осторожно подался назад, ища задним лапам опору. Лишком неосторожный шаг, я оступился, хоть и взвился в воздух, выбрасывая вперед лапы. Куропатка услышала, как к ней кто-то приближается, и забила судорожно крыльями, поднимая в воздух тысячи снежинок, пытаясь взлететь. Первый удар лапами – почти на удачу, я сам до конца не верил в происходящее. Но я зацепил ее, понял это по сдавленному крику, больше похожему на ох или плачь. Именно плачь, как показалось мне в тот момент, возможно, пернатая до конца была уверена в своей правоте. Ну а я был иного мнения, а потому неумолимо придвинул к себе загнанную, впиваясь в нежное мясо на шейке. Спасибо за удачную охоту!
Следующей целью был маленький воробей, задорно скачущий на месте. Главное не промахнуться. Припадаю к земле, резко отталкиваясь задними лапами и перескакивая через кочку. Молниеносный удар и я сбиваю пташку с лап, но воробей, черти его дери, переворачивается и взмахивает пестрыми крылышками. Ну, нет, дорогой. Поднимаюсь с земли, совершая очередной короткий, но сильный прыжок в сторону с выпущенными когтями пресекает любые попытки. Жадно впиваюсь в глотку, с остервенеем прокусывая артерию и обрубая жизнь. Очередную. Уже невероятно привычно и не бросает в дрожь от одного только осознания убийства. Рутинное дело, почти не замечающееся моим стареющим разумом. Я устал как черт, но был невероятно рад улову. Я мастер, просто мастер. Мышцы ныли от невероятного напряжения, а потому, последовав примеру ученицы, ушедшей чуть раньше меня, направился в сторону лагеря с огромным уловом.

Отредактировано Лютик (24 Июн 2014 18:32:00)

0

13

офф

Дабы вдруг не возникло непоняток, замечу, что действие поста происходит спустя несколько часов после охотничьего патруля.

— Трепещите, зверушки! - грозно пророкотала Пташка, стоя на небольшом холме. Прямо от его подножия и до горизонта расстилалась пустошь, приветствуя юную охотницу тихим шелестом травы. — Трепещите, ибо я уже близко!
Возможно, так явно информировать дичь о своём присутствии всё же не стоило, но Пташка есть Пташка - она никогда не упустит возможность вообразить себя лучшей охотницей всея леса. Да и какой тогда смысл охотиться в одиночку, если нельзя хоть немного подурачиться? Впрочем, сама ученица едва ли считала это дурачеством: сейчас она, войдя в роль целиком и полностью, чувствовала, как кипит в жилах её кровь, наполняя всё тело небывалой мощью. Кто знает, может, это самовнушение - и есть её дар?
Как бы то ни было, поймать что-либо, стоя весь день как истукан, не представлялось возможным (а иначе бы все только так и делали), поэтому Пташка спустилась со своего импровизированного пьедестала и принюхалась.
— Ни-че-го-шень-ки, - разочарованно морща нос, по слогам произнесла кошка. Отчаиваться она, однако же, не собиралась: пустошь большая, а времени у неё предостаточно. Что-то мурлыча себе под нос, Пташка отправилась дальше и совсем скоро напала на кроличий след. Вот теперь поохотимся! - глаза ученицы полыхнули азартом. Стараясь не создавать лишнего шума (у кроликов, как известно, очень чуткий слух), кошка пошла по следу. Не пройдя и десятка шагов, она приметила впереди беленькую шкурку. А вот и ты, ушастый. Расстояние между охотницей и жертвой было слишком большим - с такой форой кролик запросто оторвется от погони. Значит, нужно подобраться поближе...
Припав к земле, Пташка двинулась вперед. Сначала всё шло гладко, и грызун совсем не замечал её присутствия, но потом ученица неосторожно наступила на какую-то веточку (и откуда они только берутся в чистом поле?). Кролик рванулся с места - кошка припустила за ним, стремительно сокращая расстояние. И когда ей уже начало казаться, что она вот-вот его нагонит, судьба-злодейка преподнесла Пташке очередную подлянку: на полном ходу ученица споткнулась о какой-то камень и кубарем покатилась по земле. Весело хохоча (или это от падения вдруг зазвенело в ушах?), кролик скрылся вдалеке.
— Я до тебя еще доберусь, паршивец, - распластавшись кверху пузом, пригрозила горе-охотница. Ушибленная лапа практически не болела, зато каким-то образом Пташка умудрилась во время падения рассечь себе левую бровь. Крови было совсем немного, но она залила глаз и теперь неприятно щипала. Посетовав немного на жизнь-жестянку и судьбу-злодейку, ученица медленно поднялась и направилась обратно в лагерь. О продолжении охоты не могло быть и речи.
— Браво, Пташка. Просто браво.

Пещера целителя

Отредактировано Пташка (27 Июн 2014 15:05:51)

0

14

Охотничий патруль за 18.08 – 24.08


Сегодня лило как из ведра. Буревестник весь вымок. С шерсти ручьями стекала вода, а мокрая шерсть мешала хорошему обзору. Но у воителя Львиного племени не было выбора. Он должен кормить своё племя в котором всегда хватало голодных ртов. Но сегодня невозможно что-либо поймать!- с досадой подумал воитель. Он пришёл на пустошь в надежде, что в зарослях прячутся утки или ещё какие перелётные птицы, пережидая непогоду. Но всё зверьё как будто насмехалось над Буревестником. По пути сюда он не встретил ни одну белку или хотя бы полёвку. А когда дождь хлынул с новой силой все вообще поразбегались. Воителю было стыдно возвращаться в лагерь ни с чем. Сегодня улов был очень плох. Буревестник ничего не ел с самого утра, а теперь долгий поход и холод сказывались на нём достаточно плачевно. Хоть, Буревестник считался крупным и здоровым котом, у него голодного и замёрзшего уже не хватало сил не то, что на внимательное и долгое выслеживание дичи, но и на то, чтобы идти ровным и прямым шагом. Именно поэтому он чуть не пропустил слабый аромат добычи, доносившийся откуда-то из зарослей высокой травы. Принюхавшись, охотник всё-таки учуял след и стал аккуратно пробираться туда, куда его манил сладкий запах. Это была крупная, можно даже сказать большая птица. Странно... Что тут делает такая хорошая дичь? Тем более, в такую погоду... Да это же улар! Зуб даю! Хороший, жирный улар, - осенило воителя и он ещё живее побежал по следу, так, как будто и не было всей его усталости и дождя хлеставшего всё сильнее. Птица была убита недавно и вскоре Буревестник увидел следы крови по которым определил, что бежит наперегонки с охотником, который убил тут свою добычу несколько мгновений назад. Да тут была хорошая схватка! - ухмыльнулся кот, когда учуял, что кровь на земле уже почти смытая дождём, но всё ещё хранившая запах владельца, принадлежит одному из его нелюбимых тварей в животном мире. Корсак! Эти маленькие похожие на лисиц хищники питались буквально чем подряд, но никогда не нападали на большую дичь. Скорее всего, у этой птицы было сломано крыло или ещё какая-то травма не позволяющая ей летать. Но улар был достаточно большим, чтобы принести своему противнику достаточно вреда прежде чем отойти в мир иной.
Наконец-то след вывел Буревестника на небольшое открытое пространство почти полностью освобождённое от растительности. Посредине этой "поляны" сидел усталый и вымотанный корсак. Он склонился над своей добычей и попытался взять её в зубы, чтобы потащить дальше, но птица была слишком тяжела для него. И тут воитель заметил, что маленький хищник явно чем-то болен. Его облезлая шерсть клоками висела на тщедушном тельце, а по бокам ярко просвечивали рёбра. Да, этому бедолаге недолго осталось, - мелькнуло в голове у Буревестника. Но ему некогда было жалеть корсака. Его племя было голодно , а целью охотника было накормить своих соплеменников. Поэтому, выйдя из зарослей травы Буревестник угрожающе зарычал. Он был готов даже драться со своим противником, но добыть улара. Корсак тоже зарычал в ответ. Но его рык был еле слышен. Он был слабым, как будто доносящимся откуда-то издалека. Когда Буревестник сделал шаг вперёд, то корсак не отступил, но когда кот сделал ещё один уверенный шаг, и ещё, и ещё.... Азарт битвы загорелся в янтарных глазах Буревестника. Противник всегда чувствовал этот блеск и боялся его. Просто, у многих хватило силы совладать со своим страхом. Когда воитель прыгнул на своего врага, то корсак даже не думал отбиваться. Он всего пару раз огрызнулся, щёлкнул зубами и поджав хвост, прыгнул в заросли. Вот так-то!
Обнюхав улара, Буревестник остался доволен своей добычей. Жирная и ещё достаточно свежая птица пахла так, что аж слюни текли. И не обращая внимания на всё ещё хлеставший дождь и страшную усталость сковывающую его мышцы, он был счастлив, что смог добыть пищу для своего племени.
---------------Куча с дичью---------------------

Отредактировано Буревестник (24 Авг 2014 15:39:29)

0


Вы здесь » Cats-Warriors. Белые ходоки » Территории » Пустошь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC